Лаарет
Будте самоучками, не ждите пока вас научит жизнь.
Эта практика обещала быть куда более интересной, чем я ожидал в начале. Кто бы мог подумать, что на этом, казалось бы, совершенно бесперспективном участке, может оказаться целое святилище. Причём не принадлежавшее ни к одному из известных культов, хотя и носящее в себе явное влияние египетской культуры и культуры майя. Но как такое возможно? Кем были принесены осколки цивилизаций, находящихся чуть ли не на противоположном конце земного шара?! Как они попали в русскую степь?!! Пока это остаётся загадкой, но мне почему-то кажется, что данное открытие перевернёт всю мою жизнь! Разгадать эту тайну и, кроме того... Это же сколько материала для докторской!
Я бережно достал из кармана коробочку, где лежало простенькое с виду кольцо, которое тоже являлось весомой причиной для проявления оптимизма. Конечно, не стоило увозить его с собой, забирая из походного сейфа, где хранились все ценные малогабаритные находки. Но, почему-то очень не хотелось оставлять его без присмотра. Так что, воспользовавшись полномочиями помощника профессора Гракова, я забрал кольцо с собой на экспертизу. К тому же, именно я нашёл это кольцо. Да и всё святилище, если уж говорить откровенно. Правда это была чистой воды случайность: я упал. Точнее – провалился. Но обо всём по порядку.
Наш лагерь находился в Уймонской долине у самых предгорий. Вообще целью раскопок было старое капище староверов, и ничего экстраординарного не ожидалось. Всё-таки практика для студентов второго курса и не может проходить в особо выдающемся или особо ценном для истории месте. Серьёзные раскопы у них ещё впереди. Впрочем мне, как младшему научному руководителю экспедиции, всё-равно приходилось внимательно следить, чтобы молодежь не испортила чего и не растащила будущие экспонаты на сувениры. (написать причины, почему ещё Джек следил за студентами так рьяно) Посему, когда при вечернем обходе я обнаружил отсутствие аж троих из группы, в душу мне закрались нехорошие предположения. Особенно, когда Васёк – один из волонтёров, сказал что видел пропаданцев, направляющимися в сторону раскопов. Так что я вооружился фонариком и поспешил за слишком ретивой молодёжью. И чего им не спиться? Весь день горбатились, а теперь ещё и ночью барагозят. Эх, молодость! Нет, не подумайте, что я какой-то старик – мне в прошлом месяце только двадцать шесть исполнилось – но, если бы у меня был выбор: спокойно спать или шляться в темноте по раскопу, я бы выбрал первое. Наверное…
Дойдя до раскопа я увидел, что не его студенты избрали своей целью. Отблески фонарей виднелись со склона одного из близлежащих холмов. Не долго думая, я быстро пошёл на свет, чтобы узнать, какого лешего они там забыли. И отправить полуночников обратно в лагерь, пока парни не покалечились, шастая в темноте по каменистым склонам, предательски прикрытым высокой травой.
И вот, когда я уже почти дошёл до нарушителей ночного спокойствия и даже окликнул их, это и случилось. Сначала почва под ногами резко дрогнула, миг свободного падения и темнота.
Пришёл я в себя почти сразу и обнаружил, что, судя по ощущениям, отделался лишь парой ссадин и шишкой на затылке. Так что, пока перепуганные студенты бегали за подмогой, у меня было достаточно времени, чтобы осмотреть место, в котором оказался (благо, фонарь оказался не менее крепким, чем я и без потерь пережил падение).
Как ни странно, это была не пещера. Помещение явно было создано человеческими руками, хотя и очень давно. Рисунки на стенах потускнели, выцвели и были практически неразличимы. А кое-где и вовсе уничтожены потёками, видимо оставленными водой, сумевшей-таки найти путь внутрь помещения. На полу тут и там были видны кучи осыпавшейся с верху земли. На самую большую из таких я как раз и приземлился. Если бы не она, вряд ли я пережил бы падение.
Точно по центру располагался сложного строения алтарь. Вокруг него располагался полустёртый круг, разделённый на четыре сегмента. На алтаре, в его центре, стояла шкатулка. Она сразу же привлекла моё внимание. Правда, я не сразу сообразил, чем именно. Удар по голове всё же не прошёл бесследно. Так что, мне потребовалось с десяток секунд, чтобы сообразить: на ней не было пыли. Алтарь, пол, стены, даже колонны, поддерживающие кое-где прохудившийся свод, были покрыты серым ковром из трухи и песка. Но не шкатулка. Чрезвычайно заинтригованный, я аккуратно сполз с кучи, спасшей мне если не жизнь, то здоровье точно, и подошёл к алтарю. При ближайшем рассмотрении, шкатулка оказалась полностью чистой. На ней не было ни пылинки. Будто бы её только-только поставили сюда. Неужели кто-то решил провернуть мистификацию с "древними сокровищами"? Но… Единственные следы на пылевом покрывале, устилавшем пол, были моими. Если уж гипотетический мистификатор, так качественно спрятал дазже намёки на своё пребывание здесь, то почему не сделал того же со шкатулкой? Не успел? Забыл? Или это были те самые студенты? И они как раз вернулись, чтобы закончить начатое? Что-то не сходится. Шкатулка-шкатулкой, но этот зал с алтарём сам по себе тянет на неслабое открытие. Его-то вряд ли могли построить трое студентов за неполную неделю пребывания здесь… И всё-таки интересно, что же они решили выдать за "сокровище"? Осторожно проведя рукой по крышке, исписанной египетскими иероглифами (Вот насмешили! Японские были бы и то правдоподобнее!), я попытался приоткрыть её. Как ни странно, никакого замка на шкатулке не оказалось, и она с лёгкостью открылась. Внутри, слегка переливаясь в свете фонарика, лежало кольцо. Точнее перстень. Оправа из черного металла, с вкраплением серебра. И неизвестный мне, но очень красивый черный камень с искрой, будто пульсирующей внутри.





Сахемы – старший археологический состав.
Младший археологический состав – наёмные рабочие и волонтёры.

@темы: Укрощение строптивого... вдохновения..., Графомания, БРЕД!